ФЭНДОМ


О падении с НебесПравить

Волшебница: Если ты был ангелом, почему после твоего паления мертвые начали вставать из могил?
Охотница на демонов: Странно, что после твоего падения мертвые в Тристраме начали восставать из могил. Ведь ты был ангелом.
Тираэль: Не просто ангелом, а архангелом Справедливости. После моего паления все, чьи жизни несправедливо оборвал Диабло, поднялись из могил и возжаждали мести. Я ничего не мог поделать. Когда сила покинула меня, я полностью утратил над ней контроль.

О КалдееПравить

Тираэль: Калдей — величайший город в мире, сердце Кеджистанской империи.
Волшебница/Охотница на демонов: Я слышала, его называют жемчужиной Востока.
Тираэль: Его библиотеки полны загадочных свитков, хранящих древние и тайные знания, а под его мостовыми скрываются запутанные туннели. Это город чудес и загадок.

Беженцы в КалдееПравить

Тираэль: Эти беженцы удивляют меня. Их положение воистину ужасно: ни проблеска надежды на спасение. Где только они черпают силы?
Волшебница: Это и значит — быть человеком. Мы рождены, чтобы преодолевать тяготы жизни.
Охотница на демонов: Люди способны выдержать гораздо большие испытания. Должно быть, ты этого не знаешь.
Тираэль: Сила людского духа не перестает поражать меня.

ОсквернениеПравить

Тираэль: Я чувствую присутствие Белиала. Его тень накрывает город, его лживые речи звучат в шепоте ветра. Ему нет нужды приводить армии, чтобы захватить Калдей. Он уже в его руках.

Разрушение горы АрреатПравить

Волшебница: Говорят, ты присутствовал при разрушении горы Арреат двадцать лет назад.
Охотница на демонов: Я слышала, что двадцать лет назад ты был на горе Арреат, когда та взорвалась.
Тираэль: Баал, Владыка Разрушения, пытался подчинить человечество, осквернив священный камень мироздания. Я вынужден был совершить немыслимое и уничтожить камень.
Волшебница: А с ним и большую часть окрестных земель.
Охотница на демонов: И все окрестные земли вместе с ним.
Тираэль: Ты должна меня понять. Целые миры сгорали в огне битвы за камень мироздания между Небесами и Преисподней. Мне очень жаль, что Арреат был разрушен. Но, поверь мне, я дорого заплатил за свое решение.

Разрушение Камня мирозданияПравить

Волшебница/Охотница на демонов: Что случилось с тобой после разрушения камня мироздания?
Тираэль: Взрыв уничтожил мое сотканное из света ангельское воплощение. Лишенный всякой формы, я воссоздал себя в Пандемонии. Прошло двадцать лет, прежде чем я смог наконец вернуться на Небеса.
Волшебница: Должно быть, остальные ангелы встретили тебя как героя?
Охотница на демонов: Должно быть, другие ангелы были тебе благодарны.
Тираэль: Отнюдь. Ангельский совет посчитал, что я поставил под угрозу все мироздание. Они решили судить меня — архангела Справедливости! Тогда я понял, что Небеса обречены. Что если я не заручусь поддержкой человечества, они падут перед воинством Преисподней.

Смерть Золтуна КуллаПравить

Тираэль: Триста лет назад я основал орден Хорадрим, призвав в него Кулла и шесть других волшебников. Он был великим человеком, но сошел с ума за долгие годы, проведенные в борьбе со злом.
Волшебница: Так почему хорадримы убили Золтуна Кулла?
Охотница на демонов: Зачем хорадримам было убивать Золтуна Кулла?
Тираэль: Он жаждал обладать силой, не предназначенной для смертного. Он хотел создать артефакт, который мог наполнить его пустое сердце душами ангелов и демонов. У них не было другого выбора, кроме как убить Кулла. Орден так и не оправился от последствий этого решения.

БелиалПравить

Волшебница: Ты раньше сражался с Белиалом?
Тираэль: В открытом бою — нет. Вести за собой армию — не в духе Белиала. Он всегда скрывается в тени, как и его учитель, Мефисто. Он так же мастерски плетет интриги и заговоры, как ты — владеешь оружием.
Тираэль: Несколько тысяч лет назад на поле брани я занес над Азмоданом свой меч, готовясь нанести последний удар.
Волшебница: И ты не убил его?
Тираэль: Нет. Ардлеон, один из моих братьев, воззвал о помощи.
Волшебница: И ты предпочел спасти его.
Тираэль: Да. А теперь Азмодан вновь угрожает всему, что мне дорого.
Волшебница: Нельзя жалеть о том, что спас чью-то жизнь.
Тираэль: Теперь я это понимаю. Хотел бы я, чтоб и другие ангелы считали так же.

Потерянная возможностьПравить

Волшебница: Что для тебя изменилось, когда ты стал смертным?
Тираэль: То, что меня ждет смерть.
Волшебница: Я не это имела в виду.                                                                                                 Тираэль: Но в этом и состоит вся разница. Когда ты смертен, то начинаешь ценить каждый момент. Все имеет значение. Это очень воодушевляет.

Упоение битвойПравить

Тираэль: Я снова ощутил упоение битвой... Много воды утекло с тех пор, как я в последний раз сходился в открытом бою с силами Преисподней. Я помню бесчисленные сражения в самом сердце Пандемония, когда мы с братьями рисковали всем, чтобы только изгнать порождения Преисподней обратно в пекло.
Волшебница: Должно быть, это были великие битвы.
Тираэль: Именно так. С самого Сотворения мы все были участниками Вечного противостояния. Но теперь, впервые в истории... я чувствую, что развязка близка.

Сотворение мираПравить

Волшебница: Расскажи мне поподробнее о сотворении нашего мира.
Тираэль: Не все ангелы и демоны желали участвовать в Вечном противостоянии. Среди них были отступники, которые создали для себя тайный рай вдали от поля битвы. Они назвали новый мир Санктуарием. Люди — их потомки, плод союза ангелов и демонов. Вот почему в вас есть и добро, и зло, и сила обоих миров принадлежит вам по праву рождения. Могущество ваших предков, нефалемов, так напугало их создателей, что они использовали камень мироздания для того, чтобы ослабить людей. Они знали, что создали нечто... невообразимое.

Под командованием ТираэляПравить

Тираэль: Ты великая воительница.
Волшебница: Спасибо, Тираэль. А ты отличный лидер.
Тираэль: Я делаю все, что могу. Сам Империй вряд ли смог бы лучше защитить Бастион, чем эти солдаты. Мир в неоплатном долгу перед ними.
Волшебница: Империй? А кто это?
Тираэль: Империй — архангел Доблести. Именно он командует небесным воинством.

Черный камень души КуллаПравить

Тираэль: С первой нашей встречи я знал, что Золтун Кулл — особенный человек. Он проявил незаурядные способности к тайным искусствам. Во время Охоты на Троих именно он был хранителем камней души. Думаю, именно тогда он начал изучать их сущность... И хотя черный камень души искажает изначальный замысел этих артефактов, он, без сомнения, был создан подлинным гением.

Несовершенный каменьПравить

Тираэль: Черный камень души был создан как улучшенная копия первых трех камней, каждый из которых мог вместить в себя сущность только одного демона. Кулл сделал так, что камень мог заключить в себе несколько душ. Но черный камень души несовершенен и не сможет долго удерживать в себе так много демонов. Мы должны как можно быстрее заключить в него Азмодана и разбить камень, иначе зло возродится вновь.

Человеческое знаниеПравить

Тираэль: Человечество многим удивляет меня, но больше всего я поражен вашей неуемной жаждой знаний. Ангелы считают, что все знания Вселенной содержатся в свитке Судьбы, и потому им не свойственно любопытство. Забавно, но мои предположения подтвердились — ангелам известно далеко не все. Я многое познал, взглянув на мир глазами смертного.

Вечное противостояниеПравить

Волшебница: Расскажи мне еще что-нибудь о Вечном противостоянии.
Тираэль: С незапамятных времен Небеса и Преисподняя сражались за священный камень мироздания. Но однажды он был украден отступниками, которые создали с его помощью твой мир. С тех пор владыки Преисподней бросили все свои силы на попытки развратить человечество и предпочитают не встречаться с нами в открытом бою.
Волшебница: Они хотят сделать из нас орудие в этой войне.
Тираэль: Они знали, что люди способны склонить чашу весов на одну или
другую сторону. Что вы и сделали.

Битва при Алмазных вратахПравить

Волшебница: Случалось ли такое, что одна из сторон была близка к победе в Вечном противостоянии?
Тираэль: Мы думали, что потеряем все в Пятой битве у Алмазных врат. Великие воплощения зла и их легионы стояли на пороге Небес, но мой верный лейтенант, Изуал, разгромил войско Преисподней. Тираэль: Мы бы проиграли ту битву, если бы повелители демонов действовали слаженно. Но они были так уверены в победе, что начали драться друг с другом за добычу, которую еще предстояло завоевать. Страшно подумать, чего они могли бы достигнуть, если бы прекратили предавать друг друга. К счастью, зло по своей природе обречено на поражение.