ФЭНДОМ


Случайные фразы при ожидании Править

Я рад снова сражаться вместе с тобой.
Зло не дремлет. И мы не должны.
Пока мы медлим, тьма становится сильнее.
Я не могу следовать за тобой, если ты никуда не идешь!
Когда добродетель мешкает, порок усмехается.
Наверняка кому-нибудь нужна наша помощь.
Небеса здесь темны, но свет в наших душах проведет нас сквозь тьму.
Храмовники должны сражаться, а не стоять без дела!

  • I акт

Любовь — верный путь к трагическому концу. Потому-то я и поклялся никогда не любить.

  • III акт

Наши враги куда сильнее, чем мы себе представляли.
Как говорят у нас в ордене, «если пал духом, надейся на меч».
Я пытался сосчитать, скольких мы уже убили, но сбился со счета.
Нам надо быть осторожными. Смерть может поджидать нас за каждым поворотом.


Вступление в орденПравить

Волшебница: Как вообще становятся храмовниками? Или ты был в ордене с рождения?
Кормак: Нет. В наших священных книгах говорится: «Как крестьянин пожинает пшеницу, так и орден собирает урожай сорных трав и очищает их».
Волшебница: Глупость какая. Ты не сорняк.
Кормак: У тебя доброе сердце, но ты не понимаешь. Орден спас мою жизнь и мою бессмертную душу.

Охотница на демонов: Ты в ордене с самого детства?
Кормак: Нет. В наших священных книгах говорится: «Как крестьянин пожинает пшеницу, так и орден собирает урожай сорных трав и очищает их».
Охотница на демонов: Мое посвящение проходило проще. Меня спросили, хочу ли я охотиться на демонов, и я сказала «да».
Кормак: Да, так проще. Но твой орден уничтожает чудовищ, а мой — спасает.

ГрехиПравить

Волшебница: Ты сказал, что орден спас твою душу. Что за грехи ты совершил?
Кормак: Я не могу тебе об этом рассказать.
Волшебница: Ты должен стремиться познать себя, а не бояться теней прошлого.
Кормак: Ты не понимаешь. Мы ничего не помним о прошлом. Инквизиторы отпустили мои грехи и стерли память о них. Моя душа очистилась.

Охотница на демонов: Я повидала немало чудовищ в человеческом обличье, и ты на них не похож. Почему ты стыдишься прошлого?

Кормак: Я не могу тебе об этом рассказать. Охотница на демонов: Некоторые воспоминания всегда будут преследовать тебя, пока с кем-нибудь ими не поделишься.
Кормак: Ты не понимаешь. Мы ничего не помним о прошлом. Инквизиторы отпустили мои грехи и стерли память о них. Моя душа очистилась.

ПосвящениеПравить

Волшебница: Расскажи-ка мне еще о вашем ордене. Зачем они заставили тебя забыть прошлое?
Кормак: Проходя через обряд посвящения, мы забываем о греховном прошлом и получаем возможность ясно видеть будущее и готовиться к Последней битве.
Волшебница: Я читала о способах лишения человека воспоминаний. Каким воспользовались твои настоятели?
Кормак: Меня приковали к стене и начали бить. На третий день я полностью обезумел от боли и голода. И тогда началось бичевание. Мне приказали вспомнить обо всех своих грехах и о том, что приносило мне порочное наслаждение. Под ударами бича я забыл о наслаждениях, забыл о грехах — и очистился.
Волшебница: Но это же... ужасно! Они обращались с тобой как с животным, даже хуже!
Кормак: Как ты не понимаешь? Орден пытается защитить человечество от гибели. Что такое моя боль по сравнению с этой целью?

В поисках правдыПравить

Кормак: Я думал о нашем разговоре, и понял, что ты была права. Я знаю о своем прошлом только то, что мне рассказали в ордене. Но разве это имеет значение? Ведь настоятели так много сделали для меня. Под их руководством я стал живым оружием, светом, пронзающим тьму.
Волшебница: Да уж. Сияние твоей праведности ослепляет тебя самого. Но ведь тебя и раньше посещали сомнения?
Кормак: Я даже не знаю, с чего начать. Как можно вернуть отнятые воспоминания?
Волшебница: Попробуй сосредоточить все мысли на стоящей перед тобой задаче. Мне это всегда помогало.
Кормак: Наверное, ты права. Я найду способ вспомнить все и узнаю наверняка, что орден не сделал ничего дурного.

Опасный дневникПравить

Кормак: Кажется, я нашел способ вернуть утраченные воспоминания, но это может быть опасно. Прошу тебя, поклянись, что выполнишь мою просьбу.
Кормак: Если... я вновь окажусь в плену старых грехов... ты убьешь меня без колебаний, как я убил Йондара.
Волшебница: Я предпочитаю искупление, а не смерть. Так что ты придумал?
Кормак: На теле Йондара я нашел дневник, написанный древней тайнописью храмовников. Я могу перевести его, хотя на это потребуется время. Быть может, узнав больше о предательстве Йондара, я открою тайну своего прошлого.
Волшебница: Отличная идея. Но тебя, кажется, что-то беспокоит?
Кормак: Некогда Йондар был истово верующим храмовником, всей душой преданным нашему ордену. Неужели он обнаружил что-то, что пошатнуло его веру? Как бы там ни было, я все равно должен прочесть его записи.

Встреча со страхомПравить

Кормак: Я перевел один странный отрывок из дневника Йондара. Оказалось, что еще задолго до того, как он поклялся в верности Магде, ему в руки попал древний свиток, содержащий некие ключевые слова». Он пишет, что прочел эти слова, и на него обрушились мучительные воспоминания о прошлом. В этот момент он потерял веру в орден, хотя о причинах в тексте нет ни слова. Я готов повторить его путь, рискнув душой... но прежде я хочу сказать тебе кое-что. Я знаю, что могу погибнуть в любой момент. Но когда этот миг придет, я хочу быть уверен, что мои действия служат Свету.
Волшебница: Нет ничего плохого в стремлении к знаниям. Важно лишь то, как ты ими распорядишься.
Кормак: Спасибо тебе. Не забудь... ты дала клятву.

Тайны прошлого Править

Кормак: Теперь я готов прочесть эти «ключевые слова». Осталось лишь перевернуть страницу... Как странно! В них нет ничего таинственного. Это обычные слова, но я никогда не видел их в такой последовательности... ох... Я все вижу! Капли воды на листьях... Горящая хижина... Отблески света в глазах матери... Хватит! Я... Я... кажется, оно... Я могу... о. нет! Нет!
Кормак: Я был одним из лучших солдат армии Вестмарша. Затем орден завербовал меня. Они солгали! Навесили на меня грехи, которые я не совершал!
Волшебница: Но зачем им это было нужно?
Кормак: Не знаю, но теперь я понимаю, почему Йондар отрекся от ордена. Он был глупцом... Великий Магистр не мог знать, что творят его инквизиторы. Но когда я знать, что творят его инквизиторы. Но когда я принесу ему книги, он накажет виновных. Пожалуйста... оставь меня. Я должен обдумать все это.

Вырванная страницаПравить

Кормак: В дневнике Йондара была спрятана страница, вырванная из другой книги. Вдруг она из тех писаний, что я ищу! На ее полях есть сделанные Йондаром записи. Может быть, изучив их, я выясню местонахождение книги.
Волшебница: Я думала, ты обрадуешься своей находке.
Кормак: Странно, что Йондар хранил страницу спрятанной. Как будто это доказательство преступления. Я уже знаю, что у ордена есть темные секреты. Что если их окажется больше, чем я думал?


Исследования храмовникаПравить

Волшебница: Чем закончились твои исследования? Ты нашел, где находятся писания?
Кормак: Нет. Но я узнал нечто очень тревожное. Судя по записям на полях, это действительно страница из писаний. Но она не содержит никаких пророчеств. Похоже, что это указания по созданию магического оружия. Но это еще не самое странно! Вот эту руну я видел раньше, на наручах Тираэля.
Волшебница: Я не знаю, что она означает. Лучше спросить его самого.

ПравдаПравить

Кормак: Тираэль, взгляни на эту страницу. Что ты об этом думаешь?
Тираэль: Это чертеж ангельского оружия, которым могли бы пользоваться люди. Где ты его взял?
Кормак: Это страница из священных писаний моего ордена. Одному небу известно, что еще содержится в них.
Тираэль: Вот как. Судя по всему, орден был создан, чтобы не дать моим собратьям уничтожить этот мир.
Кормак: А вы действительно собирались это сделать?
Тираэль: Когда-то. Но теперь все иначе.
Волшебница: Мне жаль, друг. И что ты теперь намереваешься делать?
Кормак: Есть большая разница между тем, чего я хочу, и тем, что я должен. Мы с тобой завершим начатое дело. Это мой долг. Но я хочу, чтобы ты знала. Это предательство не пошатнет мою веру. Когда мы закончим, я вернусь домой и воткну копье в землю перед оплотом ордена. Я заставлю орден ответить за все грехи и ложь. Справедливость будет восстановлена!

Тайны писанийПравить

Кормак: Я все время думаю о Йондаре. Знаю, он перешел на сторону зла. Но... как бы все повернулось, если бы орден не предал его? Я знал, что его гнетут сомнения, но не пытался поговорить с ним. Я думал, что он просто слаб духом. И то, что он стал служить Магде, еще больше меня в этом убедило.


ЭйринаПравить

Эйрина: Откуда ты всегда знаешь, как следует поступить?
Кормак: Что ты имеешь в виду?
Эйрина: Принимая решения, ты совершенно не колеблешься. Неужели у тебя никогда не возникает сомнений?
Кормак: Лучше неправильное решение, чем никакого. И если уж я принял решение, то должен ему следовать, иначе мы все умрем.

Кормак:Эйрина, тебе обязательно надо увидеть великий бастион моего ордена. Он находится на пути в Вестмарш.
Эйрина: А его осаждали когда-нибудь?
Кормак: И не раз. Бывало, что его брали. Но захватчикам никогда не удавалось закрепиться надолго.
Эйрина: Ты считаешь, что война проиграна только когда защитники сдаются, да?
Кормак: Да, именно так. Если понадобится, мы заново отстроим крепость хоть тысячу раз, но никогда не сдадимся.

ЛиндонПравить

Линдон: Как ты позволил Йондару заманить себя в ловушку? Ты же не настолько глуп!
Кормак: В том-то и дело... Я был глупцом. Я видел, как брат Йондар отдаляется от Света, но я был слишком высокого о нем мнения. Не верил. Теперь я понимаю, что никто не защищен от порока.

Линдон: Вот ты думаешь, что мне легко живется.
Кормак: Так и есть.
Линдон: Воровство — тяжкий труд. Знаешь ли, бесценные камешки сами в карман не прыгают!
Кормак: Значит, когда-нибудь ты бросишь свое ремесло?
Линдон: Все возможно.

Разговоры с Охотницей на демоновПравить

I актПравить

Кормак: В бою... тебе бывает страшно?
Охотник на демонов: Если когда-то и бывало, то со временем ненависть вытеснила страх.
Кормак: Значит, нам с тобой повезло. Вера не дает страху завладеть моим сердцем.

Кормак: Не понимаю, как всякая нечисть может спокойно разгуливать под солнцем. Разве Свет не должен ее страшить?
Охотник на демонов: Настоящее зло ничто не остановит.
Кормак: Но ведь Свет — исконный враг зла!..

Кормак: Спасибо, что помогаешь мне сражаться с Тьмой. Борьба со злом — вот главная цель храмовника.
Охотник на демонов: Сколько угодно, главное мне не мешай.

Кормак: Эти испытания служат какой-то высшей цели, но она мне неизвестна.
Охотник на демонов: Наверное, это потому, что нет никакой цели. Пойдем.<br

Кормак: Я рад, что судьба свела нас вместе.
Охотница на демонов: Почему?
Кормак: Ты сражаешься с такой честью и с таким пылом. Я чувствую, что душа твоя чиста.

Кормак: Как в ваших краях обходятся с преступниками?
Охотница на демонов: Им дают воды и пищи на три дня и отправляют в изгнание.
Кормак: Как странно. У нас в ордене их просто казнят.

Охотница на демонов: Храмовник, что тебя гнетет?
Кормак: Прошу прощения. Мне больно видеть, что некогда святое место разрушено и осквернено.
Охотница на демонов: Так распорядилась судьба. Но мы можем изменить будущее.

Разговоры с ВолшебницейПравить

II актПравить

Кормак: Что это за император, если он позволяет своим подданным страдать?
Волшебница: Похоже, в Калдее все не то, чем кажется.
Кормак: Ты права. В конце концов, мы имеем дело с Владыкой Лжи.

Кормак: А эта заклинательница — весьма интересная девушка, правда?
Волшебница: Почему бы тебе не рассказать ей о своих чувствах?
Кормак: Что? Да нет, ты не поняла... Я вовсе не это имел в виду.

Волшебница: Ты уже бывал в Кеджистане?
Кормак: Нет. В молодости я редко покидал пределы Вестмарша. А после вступления в орден у меня появились дела поважнее путешествий.

Кормак: В Калдее на каждом углу обман и предательство. Может быть, в этом повинны демоны?
Волшебница: Зло поселилось в этом городе задолго до пришествия Белиала.
Кормак: Может, хоть теперь горожане осознают свои ошибки.

Волшебница: Ты только посмотри, сколько костей! Должно быть, здесь погибло множество самых разных животных.
Кормак: Браст писал, что когда-то тут был цветущий оазис сказочной красоты. Но после великой магической битвы из земли ушла вода, и все животные на мили окрест погибли.
Волшебница: А Браст писал еще что-нибудь про битву. Которая истощила эти земли?
Кормак: Почти ничего. После той битвы никто не выжил. По крайней мере, отсюда никто не ушел. Местные легенды гласят, что под воздействием магии участники битвы стали каннибалами... Более того — сейчас они спят в этих песках.

Золтун Кулл: Часть моей крови спрятана в этой пещере. Я ее чувствую...
Кормак: Не нравится мне это место. Демоны и призраки меня не пугают, ты же знаешь. Но Браст в своих записках предупреждал, что здесь лучше не спать и не пить воду. Кормак: Он считал, что яд той древней битвы до сих пор отравляет здешнюю землю. Я склонен прислушаться к его словам.

Кормак: Уверен, что за сотни лет эти пески успели поглотить множество древних книг.
Волшебница: Я тоже иногда пытаюсь представить, какая магия здесь сокрыта. Кормак: Может быть, нам повезет и мы сумеем отыскать какие-нибудь древние тексты.

Кормак: Меня просто поражает твоя собранность.
Волшебница: О чем ты?
Кормак: Мы сотнями убивали служителей зла и бродили по бесконечным лабиринтам, а ты не потеряла ни капли бдительности. Истинная героиня.

Кормак: Эта пустыня полна порока и злобы. Я поражаюсь, как у людей получается выживать среди ее бесплодных песков.
Волшебница: Порой в таких условиях людям удавалось создавать величайшие шедевры.

Кормак: Коварство Владыки Лжи соизмеримо только с его порочностью. Чтобы победить, нам нужно быть умнее его.
Волшебница: Чего-чего, а ума мне не занимать, друг мой.
Кормак: Воистину так. Белиал еще пожалеет, что недооценил нас.

Волшебница: Почему ты все время ссоришься с Линдоном?
Кормак: Наши ценности противоположны. Мною движет честь и желание нести добро. А им — алчность и зов плоти.

III актПравить

Кормак: Пока мы защищали верхние укрепления, погибло много людей...
Волшебница: Да, но подумай о тех, кого мы спасли.
Кормак: Знаю, но все равно... возможно, они ждали подкрепление, которое так и не пришло.

Кормак: Еще одна атака — и стены будут пробиты.

Кормак: Я всегда буду сражаться. Ты это знаешь. Но когда я вижу все это... у меня возникает вопрос: а есть ли у нас вообще шансы?
Волшебница: Конечно, есть! Это у наших врагов нет шансов победить, когда мы сражаемся бок о бок.

Кормак: Эта крепость предназначена для трех тысяч человек. Когда демоны пошли в атаку, воинов здесь было меньше трети.
Волшебница: Почему так мало?
Кормак: Народ и те, кто им правит, боятся готовиться к бедам, потому что считают, что этим их привлекут. Глупцы.

Кормак: Со всех сторон доносится мерзкое хихиканье. Демоны собираются устроить засаду. Волшебница: Их веселье будет недолгим.

Кормак: Если мы не защитим эту крепость, то она скоро падет!

Кормак: У нас в Вестмарше тоже холодные зимы. Но здешний мороз сдирает кожу, словно падальшик.
Волшебница: Если сосредоточиться на битве, начинаешь забывать про холод.

Кормак: Никто не знает, сколько демонов проникло в пролом. Мы должны быть готовы к худшему.


Кормак: Я слышал, что Азмодан — величайший полководец Преисподней.
Волшебница: Ему с нами не справиться, друг мой. Мы уничтожим его так же, как и других демонов.

Кормак: Ты никогда не задумывалась, почему Линдон все еще с нами? Мне казалось, что он уже давно должен был сбежать.
Волшебница: Ты недооцениваешь его, Кормак. На самом деле, Линдона не только золото заботит.

Кормак: Надеюсь, Эйрина сможет все это выдержать. Бастион наполнен смертью и отчаянием.
Волшебница: Эйрина сильнее, чем ты думаешь, храмовник. Я не сомневаюсь в ней.

Кормак: Дома тебя ждет семья? Волшебница: Я ничего не знаю о своих родственниках. Меня забрали из семьи, когда я была еще совсем маленькой.

Кормак: По-моему, расти без семьи довольно грустно...