ФЭНДОМ


Даже сидя, демон был бы выше Чолика, если бы тот встал. Старый жрец догадался, что Кабраксис вдвое выше любого человека, в нем, возможно, футов пятнадцать росту. Массивное, широкое тело демона было черным как смоль, с прожилками юркого голубого пламени, пылающего в нем. Лицо, грубо высеченное, с непрорисованными чертами, внушало ужас: два перевернутых треугольных глаза, вместо носа – черные провалы ноздрей и безгубая щель рта, наполненного желтыми клыками. На голове извивались, шипя, ядовитые гадюки, окрашенные в прекрасные, чистые цвета радуги. —Я Кабраксис, называемый также Просветителем. Если хотите жить, дети мои, идите ко мне, дайте мне себя. Я опять сделаю вас невредимыми. Я научу вас мечтать, я сделаю вас теми, кем вы и представить себя не могли. Идите ко мне.

Дэррик, не отрываясь, смотрел на демона с его шевелящимися волосами-змеями, варварскими чертами, огромными трехпалыми руками и черной кожей, иссеченной бледно-голубыми прожилками.


Эпизод с открытием ВратПравить

Огромные петли, грубо сработанные из железа и янтаря, были точно такими же, как их описывали в древних текстах. Железо, выкованное человеком, было нужно для того, чтобы защитить тайну, а янтарь – потому что в его мутных золотистых недрах находилась эссенция прошлого.

Когда мусор разгребли, освобождая подход к двери, Чолик шагнул вперед. Если верить тому, что он читал, энергии, забранной у раба, надолго не хватит. Когда же она истощится, ему станет еще хуже, чем было раньше, если только он не доберется до своих комнат и не примет восстанавливающее снадобье, которое прячет там.

Приблизившись к двери, Чолик ощутил заключенную в ней силу. Могущественная сущность рвалась в его мозг, маня к себе и отталкивая одновременно. Покопавшись под мантией, жрец извлек резную шкатулку из безупречно черного перламутра.

Он держал коробочку в руках, чувствуя, что она холодна как лед. Чтобы найти эту шкатулку, потребовались годы работы. Секретные записи, касающиеся ее и двери Кабараксиса, были спрятаны в самой глубине бумажных груд в церкви в Западных Пределах. Чтобы сохранить шкатулку в тайне, ему пришлось пойти на убийства и предательства. Даже Алтарин не знал о ней.

– Господин.

– Назад, – приказал Чолик. – И убери свой сброд.

– Да, господин. – Алтарин отступил, шепча что-то людям.

Вглядываясь в полированную поверхность черного перламутра, Чолик видел отражение отступающей от врат толпы. Старый жрец глубоко вдохнул. Шкатулка находилась в его владении уже немало лет; в эти годы он проводил исследования и изучал, где может скрываться Рансим. Он набирался мужества, чтобы решиться на это предприятие, и отчаяния, чтобы связаться с демонами и получить то, что он хочет, но за всё это время Чолик так и не открыл шкатулку. То, что содержалось в ней, ему еще только предстояло увидеть.

Выдохнув, сконцентрировавшись на коробочке и двери, Чолик произнес первое Слово.. Горло мгновенно охватила боль, ибо оно не было предназначено для человеческого языка. И когда Слово покинуло его губы, оглушительная канонада грома прокатилась по пещере и поднялся ветер. Хотя откуда мог взяться ветер среди каменных стен?

Овалы, выгравированные на темной серо-зеленой поверхности двери, почернели. А грохот и вой ветра заглушило закладывающее уши жужжание.

Занеся левую руку над черным перламутром шкатулки, Чолик сделал еще шаг, ощутив холод железа. Он произнес второе Слово, давшееся еще труднее, чем первое.

Янтарные вкрапления гигантских петель загорелись дьявольским ярко-желтым светом. Так горят в ночи глаза волка, в которых отражается факел загонщика.

Ветер усилился и поднял клубы каменной крошки, жалящей тело. По пещере метались молитвы, взывающие к Свету, а не к демонам. Чолик едва не улыбнулся, хотя какая-то часть его тоже была напугана.

С третьим Словом черная перламутровая шкатулка открылась. Из коробочки выплыла тончайшая, словно сотканная из паутины, сфера, отливающая тремя различными оттенками зеленого. Шар остановился перед глазами Чолика. Он читал, что прикасаться к сфере смертельно опасно.

Если бы он помедлил, сфера бы оставила от него лишь горстку пепла. Чолик произнес четвертое Слово.

Шар начал расти, разбухая, словно угорь, выуженный каким-нибудь рыбаком из Великого Океана. Считавшаяся экзотическим деликатесом, плоть угрей, приготовленная с заботой и осторожностью, таила пьянящее блаженство, но иногда, даже разделанная мастером, несла мучительную смерть. Чолик никогда не ел угрей, но знал, как должны себя чувствовать мужчины и женщины, пробующие загадочную океанскую рыбу.

На мгновение Чолик ощутил уверенность, что убивает себя.

Потом светящаяся зеленым сфера отлетела от него и врезалась в дверь Кабраксиса. Бум! Усиленный до немыслимых пределов грохот магического контакта оставил видимые последствия, расколов камень по краям двери и сбив с потолка пещеры сосульки сталактитов.

Сталактиты упали среди прижавшихся друг к другу рабов, наемников и лежащих ниц жрецов Захарума. Чолику каким-то образом удалось устоять на ногах, хотя все вокруг повалились на пол. Оглянувшись через плечо, жрец увидел трех человек, бьющихся в агонии, но не услышал ни звука. Голова его была словно набита ватой. Один из наемников исполнил короткий и жуткий танец со сталактитом, пронзившим его насквозь, и рухнул, забившись в предсмертных конвульсиях.

В тишине опустившегося на пещеру безмолвия Чолик сказал пятое, и последнее Слово. Внешнее кольцо рисунка на двери воспламенилось, и из этой точки запрыгала кроваво-красная бусина, перескакивая с одного овала на другой и заставляя их сиять. Затем капля побежала по вьющейся меж эллипсами линии, двигаясь все быстрее и быстрее.

Достигнув конца рисунка, капля взорвалась, рождая вокруг себя алое сияние.

Массивная серо-зеленая дверь открылась, и звук снова рванулся в пещеру. Дверь ползла, сгребая оставшийся перед ней мусор.

И Чолик, не веря себе, с ужасом смотрел, как сквозь открытую дверь из какого-то забытого угла Огненной Преисподней льется на него смерть.


Рой адских насекомых вылетел из отверзшегося зева дьявольской двери навстречу Баярду Чолику.

Вскинув руки, перекрикивая чудовищное гудение миллионов крыльев, пытаясь не поддаться неистовой панике, едва не овладевшей им, старый жрец произносил слова защитного заклинания. Он не знал, возымеет ли оно действие на созданий тьмы, но то, что у него в его нынешнем состоянии нет надежды убежать, Чолик понимал вполне отчетливо.

А насекомые пролетали мимо жреца. Струящейся массой бирюзовых и бутылочно-зеленых щетинок и крыльев, блестевшей при свете факелов и фонарей, освещавших рабочее пространство, вливались они в неподвижный воздух пещеры. Добравшись до первого ряда рабов, насекомые стали впиваться в людей, точно стрелы: они вгрызались глубоко в тела жертв, разрывая одежду и добираясь до плоти.

Рабы кричали, но вопли агонии были едва слышны из-за жужжания множества крыльев.


Лекс объясняет Райтену природу КабраксисаПравить

– Говорят, Кабраксис дает бессмертие и влияние, – сообщил Лекс. – И вдобавок, особенно храбрым – а таких, полагаю, немало, – доступ к Огненной Преисподней.

– Влияние?

– Власть над людьми. Когда Кабраксис в последний раз входил в этот мир, – если верить мифам, которые я читал, изучая философию, – он выбрал пророка, чтобы тот представлял его. Человека по имени Крэн, знатока философии, создавшего труд об учении Кабраксиса. Очень увесистый том, скажу я тебе. Наскучил мне до чертиков, всю задницу с ним отсидел.

– Учение демона? И книгу не запретили?

– Конечно, запретили, – ответил Лекс. – Но зато когда после этого Кабраксис вошел в наш мир, никто не догадался, что он демон. Конечно, это опять просто рассказы. Без всякого доказательства. Но о Кабраксисе я лучшего мнения, чем о многих прочих демонах из легенд. – Почему? – Он не так кровожаден, как остальные. Он ждал своего времени, собирая все больше и больше последователей своих доктрин, проповедуемых Крэном. Он учил людей Троичному Я. Ты слышал об этом понятии?

Райтен покачал головой. Мысли вертелись в голове жужжащим пчелиным роем, набирая скорость, – пират пытался вычислить, какую выгоду ищет для себя Баярд Чолик, раскапывая останки подобного создания.

– Троичное Я, - принялся объяснять Лекс, – состоит из Внешнего Я, каковым – или каковой – личность рисует себя другим; Внутреннего Я, каковым – или каковой – личность предстает перед собой, и Теневого Я. Теневое Я – вот истинная сущность любого мужчины или женщины, та часть, которой он или она должны бояться в себе, – темная половина каждой личности, стремящаяся спрятаться поглубже. Кукулач учит нас, что большинство людей слишком боятся себя, чтобы признать, что это правда. – И люди верят в это? – То, что Троичное Я существует, неоспоримо, – ответил Лекс. – Даже после того, как Кабраксиса предположительно изгнали из нашего мира, другие мудрецы и ученые продолжили работу, начатую Крэйном. – Какую работу? – Изучение Троичного Я. – Лекс скорчил рожу, словно недовольный способностью Райтена слушать. – Легенда о Кабраксисе развилась в теорию, но ученые, такие, как Кукулач, сделали ее понятной каждому. Конечно, звучит она куда лучше, будучи изложена в терминах, заставляющих суеверных осознать, что учение это является частью мудрости, необходимой для: спасения от демонов. А на самом деле это сказки и способ поддерживать порядок в обществе. – Даже если и так, – заметил Райтен, – силы я тут не вижу.

– Последователи Кабраксиса получают удовольствие от обнажения Теневого Я, – пояснил мальчик. – Четыре раза в год, в дни солнцестояния и равноденствия, поклонники Кабраксиса собираются вместе и развлекаются, выпуская обитающую внутри их тьму. Три дня длится празднество, и в это время именем Кабраксиса им позволителен любой грех. – А потом? – Грехи им прощаются, смытые символической кровью Кабраксиса. – Какая глупая вера. – Я тебя предупреждал. Вот почему она – миф. – А как Кабраксис приходил сюда? – спросил Райтен. – Это случилось во время войн Магических Кланов. Ходили слухи, что одному из последователей Крэйна удалось снова открыть портал, но они так и не подтвердились.

А что, если Чолик добился успеха? - подумал Райтен. – И след ведет сюда, к массивной двери, укрытой под развалинами порта Таурук? – Как Кабраксису закрыли доступ в наш мир? – В соответствии с легендой, это сделали Вижири, воины и колдуны Клана Духа, и те, кто к ним близок. Они разрушили храмы Кабраксиса в Виж-жуне и других местах, остались лишь обломки и сломанные алтари.

Райтен поразмыслил над сказанным: – А если человек сможет связаться с Кабраксисом… – И предложит демону путь обратно в наш мир? – подхватил на лету вопрос Лекс. – Да. Что может получить этот человек? – Разве обещания бессмертия недостаточно?