ФЭНДОМ


В своих записях я рассказывал истории о варварах и их бесконечных битвах с демонами в далеких северных землях. Я говорил о колдунах Калдеи, которые подчиняют себе первоэлементы реальности. Но мощь этих героев – ничто в сравнении с могуществом архивариусов Вестмарча. Эти храбрые духом люди идут в бой с толстенными томами и писчими перьями, защищенные не магическими доспехами и кольчугами, но знаниями минувших поколений. Эти архивариусы сражаются не только за наше будущее, но и за прошлое.

Впервые я столкнулся с ними на развалинах древнего великого града Травинкала. Во время изучения одного давным-давно заброшенного храма, мое внимание привлекло мерцание крошечного факела где-то вдалеке, в дверном проеме, и когда я подкрался поближе, я услышал звуки голоса. В воздухе ощущалась опасность, которая заставила шевелиться волосы у меня на голове. Я медленно пошел вперед, затаив дыхание, мысленно благодаря тени храма, надежно спрятавшие меня от посторонних глаз. Потом я увидел его.

Его окружали смутные очертания его врагов, которые прикладывали все усилия, чтобы добраться до него. Его волосы лохмами спадали до плеч, руки огрубели и были покрыты порезами и пятнами. Но он словно излучал самоуверенность, словно был напитан жестокой силой, грозившей перевернуть весь мир. Он прыгнул вперед, вцепившись руками в кожаные одеяния ближайшего врага.

Глаза архивариуса искали прореху в броне, слабое место в защите врага. Внезапно его руки рванули противника, и воздух пронзил тошнотворный звук надлома. Корешок треснул, и книга не двигаясь замерла в уже нежных руках архивариуса. Поднеся к тусклому фонарю ее безжизненное тело, он распахнул древний том, секреты которого уже не были ничем сокрыты. Я помню слова, которые он говорил, помню религиозный трепет в его голосе: «Здесь начинается первая из хроник жизни святого Акарата, пророка Закарума...» И на стеллажах, обступивших героя, древние фолианты ждали своей очереди.

Я испытываю бесконечное уважение к архивариусам, этим воинам мифа и легенды. Нам известны их имена: Алимет Два Пера, мастер раскрашивания двумя руками одновременно; Мориэнн Бумагомарака, повитуха, чья поэзия проникала в сердца королей и заставляла камни плакать; и Салазар Сид, Мастер-Транскриптор Джи Гуля, чей напыщенный слог хорошо известен в землях Двух Морей и вне их пределов. Но это лишь несколькие из избранных, и их число растет с каждым днем.

В эти мрачные дни, которые, я чую, уже близки, многое будет решаться мечом и топором, сталью и заклятьем, но я верю, что наше спасение заключено в свитках и фолиантах.

—Из записей Абд Аль-Хазира, путешественника и учёного