ФЭНДОМ


Декард Каин и АдрияПравить

Волшебница/Охотница на демонов: Ты хорошо знала Декарда Каина?
Адрия: Когда Тьма впервые нависла над Тристрамом, мы провели много вечеров в таверне «Восходящее солнце». Мы обсуждали хорадримские тексты и изучали артефакты, которые я нашла в ходе своих странствий.
Волшебница: Ты видела его после этого?
Адрия: Иногда наши пути пересекались. В эти редкие моменты я могла издали мельком взглянуть на Лию. Мое сердце обливалось кровью от того, что я не могла быть для нее настоящей матерью.

Обезумевший волшебникПравить

Адрия: Золтун Кулл... Я не сомневаюсь в правдивости легенд, описывающих его невероятную силу. Но при всем могуществе он был совершенно безумен и полностью одержим идеями бессмертия и всевластия.
Тираэль: Безумец... Стоит ли тревожить его вечный покой в пустыне и просить о помощи?
Адрия: У тебя есть другое предложение? У тебя есть другое предложение?
Тираэль: Нет. Это лишь предостережение.
Адрия: Знай: я оставила свою дочь, плоть от моей плоти, чтобы выследить и уничтожить Белиала и Азмодана. Не смей сомневаться в моей преданности. Во имя этой цели я отдала больше.чем любой из вас, и многим еще пожертвую прежде, чем наша битва подойдет к концу.

Цена победыПравить

Волшебница: Тираэль считает, что Золтуну Куллу нельзя доверять. Стоит ли пренебрегать мнением ангела?
Охотница на демонов: Кажется, Тираэль считает, что Золтуну Куллу нельзя доверять. Может, стоит к нему прислушаться?
Адрия: Золтун Кулл — опасный союзник, но тебе и раньше приходилось рисковать. Поверь, проще справиться с четвертованным волшебником, чем с армиями Белиала и Азмодана.

Рождение ЛииПравить

Волшебница: Должно быть, тебе было трудно бросить своего ребенка?
Охотница на демонов: Ты не жалеешь о том, что оставила Лию?
Адрия: Что?! Я ее не бросала. Пока я рисковала жизнью в поисках надежды на спасение, она росла вдали от тревог и опасностей. Расстаться с ней было тяжело, но эта жертва была необходима. Теперь я обучу ее всему, что она должна знать. А тебе что, больше нечем заняться?

МотивыПравить

Адрия: Давным-давно, на руинах Тристрама, я поклялась отомстить Диабло и его собратьям. Я пожертвовала всем ради этой цели. Я сама выбрала этот путь и пройду его до самого конца.

Пленение АдрииПравить

Волшебница: Как императорским гвардейцам удалось тебя схватить?
Охотница на демонов: Как императорским гвардейцам удалось тебя отыскать?
Адрия: Мне нужно было отправиться в Оазис на поиски головы Золтуна Кулла. Я сумела выбраться из города незамеченной, но вернулась, чтобы забрать кое-какие вещи. Тут меня и схватили.

Твоя дочьПравить

Волшебница: Декарта Каина больше нет с нами, так что Лии понадобится вся твоя мудрость.
Охотница на демонов: Лия благодарна судьбе за то, что ты здесь. Она так много потеряла.
Адрия: У нее доброе сердце.
Волшебница/Охотница на демонов: Разве это плохо?
Адрия: Доброта не спасет нас в эти трудные времена.

Белиал и камень душиПравить

Адрия: Владыка Лжи хитер. Он скрывает от нас свой истинный облик за масками. Но вскоре мы получим то, что поможет одолеть его — черный камень души. Белиал боится его истинной силы, ибо в прошлом его братья уже были заключены в подобные артефакты, и сам он может разделить их участь.

=АзмоданПравить

Адрия: Более трех веков Азмодан вместе с Белиалом командовал полчищами демонов. Его коварство не знает границ.
Волшебница: Нас ведет пророчество. Он не может победить.

СтраданияПравить

Волшебница: Должно быть, тебе тяжело видеть, как страдает твоя дочь.
Адрия: Все люди страдают. Но страдать ради цели, куда более важной, чем собственная жизнь, — это истинный героизм. Моя дочь оправдала все мои ожидания.

Конец войныПравить

Волшебница: Азмодану недолго осталось гулять на свободе. Что ты будешь делать, когда все это закончится?
Адрия: Для меня война не закончится никогда. Даже если мы окончательно победим зло, душевные раны будут напоминать мне об этом кошмаре до конца моих дней.
Волшебница: А Лия? Она сильная девушка и оправится от пережитого, правда?
Адрия: Я бы хотела, чтобы у Лии была жизнь. которой я была лишена. Но боюсь, она тоже проклята.
Волшебница: Ты ее недооцениваешь. К тому же, я сделаю все, что в моих силах, чтобы вы обрели покой.